Нашествие татаро-монголов

 

В 1237 г. произошло нашествие татаро-монголов на Русь. Во главе 140-тысячного войска стоял хан Батый, внук Чингисхана.

Русский народ мужественно оборонялся и вел непрерывную борьбу с татаро-монгольским игом, но из-за княжеских междоусобиц княжества падали под ударами полчищ хана Батыя.

Хан БатыйПреследуемый вра­гом, великий князь владимирский Юрий отошел за Волгу для сбора войск. Его рать расположилась на болотистых и лесистых берегах речки Сити (приток Мологи). Здесь, недалеко от деревни Божонки 4 марта 1238 г. произошло решительное сра­жение. Тысячи русских воинов полегли за родную землю, погиб и сам князь Юрий. Владимиро-Суздальская земля подверглась полному разорению. Погибли тысячи людей, тысячи других были уведены в плен, остатки населения укрылись в лесах.

Долго тянутся тяжелые годы ханского владычест­ва. Русские князья продолжают враждовать между собой и, преследуя корыстные интересы, то и дело ез­дят на поклон к хану. По Руси разъезжают ханские посланцы — баскаки, собирая дань. Они грабят на­селение, творят насилие.

Баскаки Художник С. Иванов

Баскаки. Художник С. Иванов

Тем временем крестьяне выкорчевывают леса, рас­пахивают земли, основывают новые поселения — по­чинки. Городские ремесленники восстанавливают раз­рушенные города, развивают ремесло, торговлю. Но двойной тяжестью лежит на народе гнет как со сто­роны своих феодалов, так и завоевателей.

К концу XIII в. из русских княжеств наиболее сильным оказалось Тверское. Его владения вытяну­лись длинной узкой полосой вдоль Волги от Кашина на востоке до Зубцова и Ржева на западе. Сюда ре­же проникали татаро-монгольские отряды. Когда в 1293 г. хан Золотой орды послал на Русь большую армию во главе со своим братом Дюденем, населе­ние в ужасе бежало на север. Спасаясь от «Дуденевой рати», много беглецов со всех сторон собрались в Твери. Тверичи объединились с беглецами и дали клятву сообща сражаться с врагом и не сдавать­ся. Узнав об этом, Дюдень отошел от Твери. Город уцелел.

Золотоордынские поработители неприязненно смотрели на строптивых тверских правителей.

В 1318 г. тверской великий князь Михаил Яросла­вович был принужден поехать с поклоном и дарами в ханскую ставку.

Михаил Тверской в Орде

Владыка Орды, Узбек, приказал схватить его. На спину пленного навалили соху из тя­желого дерева и держали под ней в течение 26 су­ток. Наконец хан вынес приговор:

— Достоин смерти!

Палачи набросились па тверского князя и убили его.

В 1327 г. направился в Тверь двоюродный брат хана Узбека — Чол-хан. В народе его прозвали Щелканом. Так и осталось за ним это прозвище на мно­гие годы. Страшное для тверичей время, когда Щел­кан бесчинствовал в Твери, называли щелкановщиной. Безвестный народный поэт сложил об этом времени «Песнь о Щелкане Дудентьевиче». И пошла она гу­лять по свету, дожив в памяти народной до наше­го времени. Рассказывается в ней о том, как жестоко с людей «брал он, млад Щелкан, дани невыходы, царски невыплаты». Бывало:

У кого денег нет –

У того дитя возьмет,

 У которого дитяти нет -

У того жену возьмет,

У которого жены-то нет -

Того самого головой возьмет.

Привозил баскак в Орду несметные богатства, но все ему казалось мало. Вот и стал он просить хана пожаловать его за службу «Тверью старою, Тверью богатою». Согласился Узбек отдать Щелкану Тверь, но со страшным условием: если родного сына не по­жалеет, убьет его. Как говорится в песне, выполнил Щелкан требование хана. Вероятно, автор старинной песни хотел подчеркнуть безграничную жестокость ханских сборщиков дани, их ненасытную жадность и рабскую угодливость перед повелителями.

Чол-хан-Щелкан прибыл в Тверь. Не только на­родная песня об этом рассказывает (а в песне и вы­мысел бывает), но и историческая летопись, составлен­ная тверским летописцем.

Сильный вражеский отряд подошел к городу. На­стежь распахнулись тяжелые створки ворот, устро­енных в башне. Князь и бояре, обнажив головы, поспешили навстречу ханскому посланцу. Бросая надменные взгляды, баскак направился прямо к вид­невшемуся в центре кремля дворцу. Громко перегова­риваясь, алчно поглядывая по сторонам, двинулись за ним хищные воины. Зацокали копыта вражеских коней по бревенчатому настилу улиц. Пришельцы расположились в богатых княжеских хоромах. При­шлось гордому князю тверскому Александру, сыну казненного в Орде Михаила, стерпеть обиду — по­кинуть родной кров, отдать его непрошеным го­стям, открыть им свои амбары и кладовые, кормить, поить, ублажать.

Наступило 15 августа 1327 г. — праздничный день. На улицах было людно. На торг съехались кре­стьяне из окрестных деревень. По торжищу среди народа рыскали золотоордынцы, высматривали по­живу. То там, то здесь мелькали их пестрые халаты, слышались гортанные голоса.

В это время, рассказывает о происшедших собы­тиях древняя летопись, тверской дьякон Дюдько повел свою кобылу на водопой к Волге. По преданию, водо­пой был на месте теперешнего старого моста, на пра­вом берегу. Видимо, неплоха была лошадь, пригляну­лась ордынцам. Они бросились отнимать ее. Дюдько крепко вцепился в коня, стал отбиваться, возопил дьяконским басом что было мочи:

- Братья тверичи, не выдайте!

Сбежался народ. Завязалась драка.

- Бей их, насильников окаянных! — кричали лю­ди.

Из Заволжья и Затверчья, из-за Тьмаки и За­городного посада, где были торговые ряды, на шум и крик бежал народ.

Вдруг в кремле на колокольне ударили в набат. Это предводители горожан — посадские люди Бо­рисовичи созывали народ тревожным колокольным звоном. Тверичи схватились за оружие. Бросились в кремль. Кто бежал с топором, кто тащил охотничью рогатину, словно на медведя собрался, а иные раз­махивали дубинами. Окружили княжеский терем, в котором заперлись Чол-хан и его воины, подожгли его. Часть захватчиков погибла в огне, другие были перебиты. Остались в живых лишь татарские пастухи, бывшие за городом. Вскочив на лучших коней, они бежали в Москву и дальше в Орду.

Принесенное из Твери известие встревожило мо­сковского князя Ивана Калиту, издавна враждовав­шего с тверскими князьями. Калита понял: грозный Узбек не простит гибели своего сородича, пошлет на Русь Орду, разорит всю страну. Хитрый князь не стал дожидаться вторжения татарских войск, сам поспе­шил в Орду, повез дары хану, заверив его в сво­ей преданности. Он спас Москву от ханского гнева, но несметные полчища врагов вместе с отрядами Ивана Калиты обрушились на Тверскую землю. На­чалась кровавая бойня. Много народу перебили. Тол­пами угоняли жителей в Орду, в неволю. Тверь и другие города пожгли.

Жестокая расправа не усмирила русских людей. Схема Куликовской битвы

Из села в село, из города в город летела народная «Песнь с Щелкане Дудентьевиче». Она рассказыва­ла о том, как смело выступили тверичи против завое­вателей, как грудью стали за поруганную честь и сво­боду. Набатом звучала эта песня в русских сердцах. Все чаще и смелее выступал народ против завоевате­лей, все глубже осознавал значение единства Руси. Прошло всего пятьдесят лет, и под знаменами мо­сковского князя Дмитрия собрались русские люди на Куликовом поле, нанесли первый сокрушительный удар по силам татаро-монголов, положив начало полному крушению власти Золотой Орды над русской землей.

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.

105 - SQL запросов к базе.
0,234612 - за столько сгенерировалась страница.